Как говорит молодежь, много букфф, но рекомендую прочитать – многое станет ясно: что, зачем и почему

Хочу поделиться с Вами уникальным материалом, который написал житель Москвы Алексей Галкин в своем блоге. Тема материала выбрана неслучайно — недавно Алексей побывал на легендарной Соловьевой переправе и принял участие в одноименно туристском фестивале патриотической направленности.  Вот, что он пишет в своей публикации, размещенной на сайте http://alg-nn.livejournal.com/119833.html:

Соловьева переправа — уникальный пример синтеза разных периодов истории России.

Волею судьбы в июле 2015 года я попал на историко-патриотический фестиваль, который называется «Соловьёва переправа». Он проходит в деревне Соловьево, что в Кардымовском районе Смоленской области. Сам фестиваль находится на берегу Днепра (в его верхнем течении), в том самом месте, где в 1941-м году была эта самая «Cоловьева переправа» (называемая так, соответственно, по названию деревни, у которой она и была).

На самом деле этих переправ через Днепр в 1941-м году было несколько, и не только у деревни Соловьево, но поскольку здесь была наиболее масштабная переправа, то весь этот каскад сооружений в истории остался именно под таким наименованием – «Соловьёва переправа».

Будучи историком по первому образованию, к стыду своему вынужден был обнаружить явный провал в исторических знаниях относительно того значения, которое сыграла в Великой Отечественной войне эта самая Соловьева переправа. Да, я конечно знал, что вывод из под опасности окружения двух наших армий под Смоленском в июле 1941-го года сыграл огромную роль в последующем развитии событий на театре военных действий. Но конкретику этого вывода двух армий не знал. Произошло это во многом потому, что на всей огромной территории запада СССР этот первый месяц войны был настолько апокалиптичным, что локальный апокалипсис, происходивший на Соловьевой переправе, терялся в масштабе той Великой Бездны Горя, происходившей на всей территории запада СССР.

Ну и вот, в мои 47 судьба привела меня к такому вот неожиданному восполнению своих исторических знаний, за что несомненно, я ей, судьбе, глубоко признателен…

А узнал я об этом фестивале несколько лет назад от одного из моих клиентов, весьма патриотично настроенного человека. Помню, говорили мы о том провале в исторических знаниях, что сейчас наличествует среди современной молодежи, выросшей в нынешний демократический период, в среде жуткого «брожения» в исторической науке. Ну, и разумеется, с грустью говорили о современной «вертикали власти», где чиновничество формировалось по принципу «неестественного отбора», когда во власть в лихие 90-е проникали люди, крайне далекие от идеи служения Отечеству, которой по идее должна быть пропитана вся эта вертикаль власти. Соответственно, современное чиновничество в основном очень узко воспринимает мир, разве что только в масштабе своих корыстных интересов: если выполнение своих служебных обязанностей совпадает с личной выгодой, чиновник в это дело включается. А если какое-то дело по линии служебных обязанностей не совпадает с личной выгодой, чиновник его игнорирует (и включается разве только тогда, когда происходит какое-то ЧП).

Именно в тех разговорах и узнал я об этом самом Кардымовском районе Смоленской области, где глава администрации этого района не подпадает под этот принцип «неестественного отбора» и вполне соответствует той самой идее служения Отечеству, которая по идее должна гореть в каждом представителе исполнительной власти. И в частности, именно этот местный руководитель учредил и организовал такой ежегодный патриотический  фестиваль «Соловьёва переправа» — довольно масштабный – который с одной стороны, увековечивает память о том героизме и той Жертве советского народа, что были здесь проявлены в годы войны, а с другой стороны — осуществляет то самое патриотическое воспитание молодежи, без которого нет будущего у государства.

И вот, не прошло и пары лет, как мы нашей небольшой, но дружной компанией, выбрались на этот фестиваль по наводке того самого моего давнего знакомого, моего клиента. Дело в том, что в этом году этот фестиваль имел особое значение, особое наполнение, и, соответственно, особый статус: в этом году на Соловьевой переправе должен быть зажжен Вечный огонь, который будет привезен сюда из другого героического места Смоленской области – города Вязьмы, куда он в своё время был привезен от главного Вечного огня России – от Кремлевской стены, от могилы Неизвестного Солдата. Когда я об этом узнал, то ощутил какую-то мощную глубинную волну. Что-то такое масштабное ощутил. А у меня на такие вещи чутьё очень натренированное. Я регулярно чувствую такие объемы, когда размышляю о судьбе России, когда напрягаю свои внутренние силы, пытаясь увидеть и прозреть путь России в нынешнем нашем сумасшедшем 21-м веке, когда погружаюсь в ту Бездну потери высших смыслов, в которой оказалось наше общество в 90-е и которая еще далеко не отступила, хотя уже и не столь тотально поглощает наши души. Что-то такое очень высокое и живое я поймал из пространства, когда узнал о нынешнем фестивале, о Вечном огне…
«Надо ехать!» — звучала в сознании какая-то струна.

И вот, мы там, на Смоленщине. С гостиницей в Кардымове проблем не было. Гостиница со скромным названием «Элита» гостеприимно нас приняла, расположила, и мы устремились в деревню Соловьево, которая расположена в нескольких километрах от Кардымова недалеко от Днепра.

20150718_154849

Приехали в очень хорошем расположении духа. Путешествие из Москвы выдалось очень хорошим, настроение было отличное, весёлое, летнее. Первым делом, конечно же, отправились на мемориал «Соловьева переправа». Он сразу произвел глубокое впечатление. Я не ожидал такого масштаба…

20150718_155810

Такой мемориал не в каждом городе встретишь, а тут – деревня. А уж про Вечный огонь – и речь молчит. Вечный Огонь – это в советские времена был удел только самых крупных городов.

20150718_155739

Огромное вложение души чувствовалось во всем этом комплексе: памятник, цветная панорама за ним, гранитные сооружения, сам постамент Вечного огня, звезда. Очень тронули слова, написанные на гранитных постаментах.

20150718_155640  20150718_155914

От нашей начальной веселости и следа не осталось от таких слов. Более того, находясь там, охватывала глубокая волна сакральности. Это ощущение было абсолютно сродни ощущению в святом месте, в храме или монастыре. Поскольку в последние годы я часто посещаю разные сакральные места, а в Оптину Пустынь езжу вообще регулярно, уж сакральное-то пространство я знаю хорошо. И вот тут – оно тоже было!

Это было для меня поистине открытием. Ибо в мемориальных комплексах советских времен я бывал только в детстве и юности. Помню, наш класс даже вахту нёс у Вечного огня в Нижнем Новгороде (тогда еще городе Горьком). Мы стояли на этом самом «Посту №1», это было, конечно, очень впечатляюще для юного сознания, но я тогда ни сном, ни духом не ведал о духовности, о религиозности, о сакральности. Память о Великой Отечественной тогда была как бы нормой. Это было очень привычным, и потому ничего радикально необычного я тогда в пространстве не ловил. И вот, с тех пор я уже давным-давно не посещал таких мест (не складывалось как-то). В последние годы, уж если и есть время, я предпочитал вкладывать его как раз-таки в посещение святых мест в традиционном значении этого слова – храмы, монастыри и т.д.

И вот – такое открытие…

Оказалось, что в таком вот сугубо светском (и даже «советском») месте, как мемориал  Памяти о Великой Отечественной войне, можно обнаружить то же наполнение в пространстве, что существует и в святых местах религиозного характера. Удивительно, что мои спутники, которые тоже регулярно бывают в Оптине, тоже почувствовали это сакральное, духовное наполнение в пространстве этого мемориала. Глубоко впечатленные этим открытием мы прошли на территорию рядом расположенного храма, где находится Братская могила, в которой захоронены солдаты и местные жители, погибшие на Соловьевой переправе. Причем, здесь ежегодно, в дни этого фестиваля, происходит перезахоронение останков бойцов, которые нашли за прошедший год искатели, работающие здесь, в этом районе, уже многие годы. Такое же перезахоронение произошло и сегодня утром, когда мы еще только ехали сюда из Москвы.

20150718_160411

 И вот мы на территории Братской могилы.

20150718_160158

Тут меня еще глубже накрыло. Очень глубокое и очень сакральное пространство тут оказалось. Впервые в жизни я воочию видел и трогал настоящую солдатскую каску времен Великой Отечественной.

20150718_160306

Железная каска. Солдатская судьба. Когда видел эти пробоины — ум замолкал и в сознании возникало какое-то бездонное молчание.

20150718_160356

Это отверстие — когда-то оборвало жизнь солдата. Одну из ста тысяч, погибших здесь, вокруг Соловьевой переправы. Боже…СТО ТЫСЯЧ жизней…на таком маленьком участке. И снова было ощущение очень родственное пространству монастыря, ибо ведь издревле местных монастырских подвижников, кто посвятил свою жизнь духовной работе в стенах этого монастыря, хоронили прямо на территории монастыря.

Например, в Оптине на территории очень много могил подвижников. А ведь по всем древним преданиям, воин, погибший на поле брани в праведном бою, защищая Родину, сразу попадает в рай. По сути дела, воины, погибшие на полях Великой Отечественной — такие же подвижники, как и монахи, положившие жизнь на брань духовную. И вот тут, на территории Братской могилы, я чувствовал такую же сакральность и глубину, как среди могил подвижников в Оптине. Великий подвиг и Великая жертва людей, кто покоится в этой Братской могиле, по масштабу своему явно стоят вровень с духовным подвигом и духовной жертвой святых подвижников земли Русской – вот главное, что я понял здесь…

И это открытие настолько впечатлило, что на какое-то время я потерял счет этого самого времени. Особенно это ярко было у свежего перезахоронения.

20150718_160436

2015 год. Ровно 70 лет прошло с тех пор, когда эти люди погибли на Соловьевой переправе. И вот мы, современные русские люди 21-го столетия, святом чтим их память, ищем их в земле, находим, торжественно перезахороняем.

20150718_160439

И в этом есть действительно что-то очень глубоко святое, священное, хоть внешне и нерелигиозное. С детства я – дитя советской эпохи – слышал эти слова «священная память», «святой долг», и много-много таких сакральных эпитетов применительно к тематике Великой Отечественной войны. И тогда мне казалось, что эти слова «святой», «священный» и т.д. они собственно к этой сфере – сфере памяти о войне – и относятся.

Потом пришли 90-е, когда всё советское было буквально втоптано в грязь, и оказалось, что святость, священность, сакральность – это всё феномены, относящиеся к сфере религии, церкви.  И действительно, когда судьба привела меня к глубокому, живому, непосредственному контакту с настящими носителями Православия, живыми подвижниками, я начал чувствовать это святое и священное в сфере религии, в частности – в сфере нашей Русской Православной Церкви.

А уж после потрясшего меня до глубины души опыта прикосновения к Поясу Богородицы, то Величие Духа, что стоит за Христианством, и его наиболее полным выражением — Русским Православием,  стало для меня совсем очевидным…

И вот, на этом мемориале в деревне Соловьёво, на этой Братской могиле, во мне произошло какое-то мистическое соединение сакральности христианской и сакральности советской.

Разумеется, «советской» — в аспекте той Великой Жертвы, того Великого Подвига, а так же и той Великой Победы, которые и являются самым значительным свершением Советского Союза.

Сейчас нам, имеющим возможность видеть всё в исторической перспективе, уже совершенно ясно, что если бы не было у нас в стране построено то общество, которое было построено в 30-х годах, если бы не было того огромного энтузиазма в советском народе, того взлёта всенародного общинного духа, того жертвенного вложения в трудовые свершения первых двух советских пятилеток, наша Родина ну никак не смогла бы подготовиться, и противостоять объединенной мощи тогдашнего Евросоюза, объединенного фашистской Германией. Никогда бы патриархальная романовская Россия не смогла совершить такого технологического рывка, какой смог совершить социалистический СССР, ибо мобилизационные возможности дореволюционной России были на порядок слабее, чем у СССР. А ведь СССР не только смог противостоять, но даже смог и победить!!! Это было ни что иное, как Чудо. Чудо, сотворенное мужеством, героизмом, жертвенностью советского народа…А ведь и мужество, и героизм, и жертвенность — это всё христианские добродетели…

И тут, на этой Братской могиле в деревне Соловьёво Кардымовского района Смоленской области, стало мне совершенно понятно, почему в позднем СССР так истово держались за эту память – память о Великой Отечественной войне. Да потому и держались, что это было действительно СВЯТОЕ. Это была Жертва совершено того же качества, как и жертва в христианском смысле. То наполнение, которое феномен жертвы имеет в христианстве (а это, как известно, основа христианства), полностью соответствует качеству той жертвы, которую принёс в 30-е и 40-е годы советский народ…

Жертва Христа, жертва христианских святых, и жертва советского народа – ЯВЛЕНИЯ ОДНОГО КАЧЕСТВА.

Всё это, как гром среди ясного неба раскрылось мне в этот час пребывания на территории мемориала «Соловьёва переправа». Потрясенный, я буквально потерялся во времени и ноги словно бы сами привели меня к храму, стоящему рядом. Он находится как раз посередине между мемориалом и Братской Могилой. Только отреставрированный. Еще в «лесах».

20150718_160655

Посвящен храм иконе Божией Матери «Взыскание погибших» — очень в тему для такого места.

20150718_155300

Мы вошли в храм. Там оказался очень живой, общительный священник, приветливый.

20150719_112240

Мы купили свечей и пошли ставить их ко всем иконам, и тут меня очередной волной накрыло – волной и радости и удивления. Я увидел икону Собора Оптинских Старцев, ставшую столь родной за последние годы. Икона эта, хоть и очень почитаемая, не настолько еще распространена в храмах. По крайней мере, вне Оптины я встречаю её впервые в жизни!

20150719_114045

Эта икона в настоящее время сопровождает меня практически везде: и моей московской квартире она есть, и у родителей в Нижнем Новогороде, и в моей деревне. С каждым из этих старцев, изображенных на иконе, у меня уже словно бы налажена какая-то внутренняя связь. Они уже как родные для моей души.

И вдруг я вижу эту икону здесь, в том месте, где обрел какое-то совершенно новое понимание сакральности и священности. Это ли не ЗНАК СВЫШЕ???

В глубоком изумлении подошел к священнику, попросил его разрешения сфотографировать оптинскую икону. Священник с радостью разрешает. И каково же было моё изумление (уж которое за этот день), когда священник этот, отец Иоанн, рассказал о начале своего служения. Оказалось, когда он закончил семинарию, то у него еще не было четко оформленного понимания своего пути, не было явственного понимания, что ему надо посвятить себя служению в сане священника. И вот, для того, чтобы прояснить для себя все эти свои вопросы, он отправился именно в Оптину Пустынь, к старцу Илию!!!

Что и говорить, когда я это услышал, я был изумлён, ведь встреча со старцем Илием – одна из незабываемых страниц в моей жизни. И вот тут оно всё как-то так тесно переплелось: новое понимание сакральности и благословение Оптиной Пустыни…

Мозг уже пребывал в глубоком безмолвии, а душа – в молитве, когда мы пошли к самой переправе, по пути посещая все памятники, какие тут есть.

20150718_161436

…читая все надписи…

20150718_163613

20150718_163625

А так же осмотрев уникальную Купель, о которой тоже были наслышаны заранее.

20150718_162801

Трудами всех местных жителей под руководством того же самого главы районной администрации, который организовал фестиваль «Соловьева переправа», тут, в этом историческом месте была построена эта уникальная купель. Во-первых, она тройная. Как в сказке о Коньке-горбунке, когда Иван-дурак искупался в трех чанах и стал Иван-царевичем.

Соответственно, окунание в эту купель происходит тройное. А во-вторых, эта купель – двухэтажная. На втором этаже – часовня, эдакий мини-храм на воде. Редко где такое встречается. И вот посмотрели мы на это диво, пока не заходя в неё, ибо душа стремилась оказаться у Днепра, который был уже виден.

20150718_163820

А Днепр, кстати сказать (снова к вопросу о сакральности, сконцентрированной в этом месте), это же река, в которой крестили Русь – пусть это и произошло гораздо ниже по течению реки, в славном русском городе Киеве, но таки ж в этой самой реке – в Днепре! И вот мы –  в том самом месте, где 70 лет назад была Соловьёва переправа, где Днепр был красным от крови человеческой. Сейчас тут — радость, детский смех.

20150718_164208

Да и сам Днепр уже совсем не тот, что был в июле-41-го. Как нам рассказали старожилы, в те времена он был гораздо шире, и гораздо глубже. Сейчас-то Днепр кажется таким маленьким, что возникает даже недоумение: какая тут переправа??? Эту речушку легко преодолеет любое механизированное соединение, сходу преодолеет. Вот так оно всё течёт, всё изменяется. Но тем не менее — это тот самый Днепр, и он хранит в себе память о той трагедии и той Великой Жертве, которую он принял в себя тогда, 70 лет назад. А сейчас тут кипит, бурлит большущий палаточный лагерь — тот самый туристский фестиваль «Соловьева переправа».

На сцене — люди выступают…поют очень даже современно, на хорошей аппаратуре.

20150718_164011

…звукорежиссёрский пульт — всё вполне себе на профессиональном уровне…

20150719_123412

При этом — песни не попсовые, не поверхностные, а с глубиной, со смыслом. В том числе, конечно же, патриотической направленности. Но при этом — совершенно никакой пафосности и формализма, как это бывало на такого рода мероприятиях в поздне-советское время. Вполне живая, современная атмосфера.

Мы прошли вдоль всего этого веселого, радостного, творческого палаточного городка.

20150718_164646

Вышли за его границу, и нашли тихое местечно на берегу Днепра, невдалеке от моста (конечно же, современного, уже советских времен).

20150718_165106

Сели мы там, и посидели в тишине, слушая пространство. Днепр слушали. Очень там глубокое пространство, словно бы — многослойное какое-то. Буквально дышит историей, именно Большой Историей. Потом мы снова прогулялись вдоль городка, наблюдая за его шумной веселой жизнью.

20150718_172412

…пришли на центральную его часть, где много всяких лотков, информационных стендов…

20150718_174221

Накупили там каких-то местных сувениров. Очень интересные там информационные стенды оказались, познавательные, хорошо оформленные, с душой. Изучали их. Особенно впечатлила фотография полковника Лизюкова — коменданта Соловьёвой переправы в том 41-м году. Настоящий Воин.

20150718_173926

Именно его подразделение вернуло контроль над этим берегом, когда немцы его уже было заняли. Какая-то там нереальная была атака, чтобы вот так остановить активно и успешно наступающую бронированную армаду, остановить, атакуя с другого берега. Даже представить это трудно. А потом еще и удерживали это место две недели, пока шла переправа аж двух армий. Да еще сколько гражданских тут шло! Почитав про Соловьеву переправу, пошли снова к Днепру, посидеть, только уже тут — прямо на территории фестиваля.

20150718_181723

И тут интересная история у меня произошла, немножко мистическая, очередная маленькая мистерия. Дело в том, что я купил тут сувенир — чётки и медальон с изображением Богородицы.

20150718_190527

Закрепил его на запястье.

20150718_190607

И вот, пока мы сидели у Днепра, он был у меня на запястье. А когда я собрался вставать, то почему-то решил этот медальон снять с запястья. А когда снимал, шнурок вдруг порвался (видимо, ниточка оказалась слабенькая) и «горошинки» чёток покатились прямо к воде. И внутри вдруг почему-то какая-то радость возникла. Захотелось вдруг отдать этот маленький образ Богородицы воде, Днепру, как маленький дар от меня. Я сложил ладони так, что медальон оказался между ними, прочитал несколько молитв Богородице и отдал медальон воде. Течение его подхватило и начало потихоньку уводить от берега.

Я следил за ним взглядом, радуясь, что Днепр принял мой маленький подарок.

И вдруг, смотрю, медальон попал в небольшой конгломерат травы и водорослей, что скопились у берега чуть ниже по течению.

20150718_181733

Зацепился за край этого конгломерата. Эххх, думаю, надо же, какая досада. Толи лезть в воду, толи оставить всё как есть, всё равно же это Днепр. Решил сидеть и молитву направлять на медальон. Минут через 10 он-таки оторвался от травы и поплыл по Днепру, уходя все дальше от берега к середине реки, где наиболее сильное течение. Очень как-то светло на душе стало, какой-то особый внутренний контакт с рекой появился, мы словно бы подружились через образ Богородицы.

А фестиваль жил своей жизнью…

На сцене проходили какие-то мероприятия, вокруг организовывались какие-то конкурсы, игры. Во всем происходящем в пространстве фестиваля хорошо прослеживалась  организационная работа. Везде мы видели молодых ребят в зелёных майках с надписью «Волонтёр». Эти волонтеры постоянно там шустрили. К ним без проблем можно было обратиться по любому вопросу. Игры и конкурсы тоже все были явно продуманы и заранее подготовлены. За внешней спонтанностью и расслабленностью чувствовалась очень серьезная, ответственная составляющая. Не менее удивило и информационное сопровождение фестиваля: в Твиттере по хэштэгу «Соловьёва переправа» постоянно шло обновление, словно бы онлайн-репортаж велся с фестиваля. Т.е. кто-то, получается, и по этой линии постоянно работал. В общем, командная работа просматривалась везде.

Пока мы тут тусили, узнали чуть больше и об организаторе всего этого фестиваля, о том самом главе Кардымовской администрации — Олеге Иванове. Практически все участники фестиваля, с кем мы общались, знают об этом человеке и говорят о нем с большим теплом. Снова мы порадовались этому нашему «разрыву шаблона» относительно современного российского чиновничества. А чуть позже нам его ребята даже и показали — когда он встречал губернатора Смоленской области, приехавшего на фестиваль:

20150718_200714

Ближе к вечеру, мы вернулись к Мемориалу, где в 21.00 должна была состояться церемония зажжения Вечного огня. Когда мы туда пришли, там было уже много народа, шел концерт.

20150718_210003

И особенно глубоко и проникновенно говорил Иван Афанасьев  —  внучатый племянник того самого полковника Лизюкова!!! Иван сейчас является общественным деятелем, и приехал сюда из Белоруссии, с родины Лизюкова, по приглашению администрации фестиваля. Очень запали в душу его слова: «Низкий поклон вам, кто своим неравнодушием сберегает нашу Победу. Она сама нуждается в нашей защите. Она сейчас доверена нам». Огненные слова!

Потом, собственно, состоялась церемония зажжения Вечного огня. Глубоко символичная.

200715-334

Ветеран-орденоносец, современный воин-орденоносец и юная школьница-отличница. Мы завороженно за всем этим наблюдали.

20150718_214525

А когда Вечный огонь — уже зажженный — освящал священник, что-то еще начало происходить в моей душе, на каких-то совсем глубоких, буквально «тектонических» уровнях.

Пел церковный хор, прямо через микрофон читались молитвы. Вокруг горящего Вечного огня курился ладан и читались молитвы. И вот у меня — опять же, дитя советской эпохи — случился с одной стороны «разрыв шаблона», а с другой стороны — высокое Прозрение. «Разрыв шаблона» состоял в том, что Вечный огонь — это феномен исключительно советский. Как известно, Вечный огонь, как дань памяти героям Великой Отечественной Войны, появился в СССР в конце 50-х годов. Даже чисто технически этот феномен стал возможен только когда появилось централизованное газоснабжение, а это, разумеется, глубоко советское время, когда Русская Православная Церковь была практически исключена из общественной жизни СССР. Более того, конец 50-х — начало 60-х — это было время очередной, «хрущёвской» волны гонений на церковь.

Ну и, разумеется, поскольку я сам, лично когда-то стоял на посту памяти у Вечного огня, то это пространство для меня было пропитано именно той энергетикой — энергетикой советской эпохи, которая крайне негативно относилась к Церкви, как и вообще — к религии («опиум для народа» и проч.).

С другой стороны, ни для кого не секрет, насколько Русская Православная Церковь в недрах своих всегда негативно относилась к советскому строю.  Да и что тут удивительного с учетом того подавления РПЦ, которое имело место в первые — особо кровавые — годы становления Советской Власти, да и потом — в те же хрущевские времена. Если же посмотреть на ареал Западной Русской Православной Церкви (эмигрантской), так там бытовало не просто негативное отношение к Советской власти, а откровенная ненависть.

И вот, 18 июля 2015 года в деревне Соловьево, что в Кардымовском районе Смоленской области, я, будучи в трезвом уме и твёрдой памяти, своими собственными глазами вижу ЭТО: высокопоставленный иерарх Русской Православной Церкви молитвами освящает мемориал Памяти героям Соловьевой переправы с горящим на ней Вечным огнем, который исходит из Пятиконечной звезды (а уж сколько копий было сломано со стороны священства, особенно западного, относительно этого символа, взятого на вооружение молодой Советской властью). Я вдруг почувствовал, что какие-то глубинные части моего подсознания, какие-то тектонические плиты, до сих пор разделенные, вдруг соединились, и огромный, поистине тектонический покой ощутился в глубине меня.

Оказывается, эти две «тектонические плиты» моего бессознательного вовсе и не были объединены! Мои советские детство-юность и моя уже вполне религиозная взрослость до сих пор просто сосуществовали вместе, но глубинного синтеза не было, ибо, собственно, и задачи-то такой не ставилось, поскольку не особо это всё актуально для реальной жизни.

Но вот тут, присутствуя при этом Таинстве, при этом Действе, этот глубинный алхимический процесс вдруг произошел сам.  То экзистенциальное ПРИМИРЕНИЕ советской эпохи и досоветской православной эпохи, которые я увидел здесь, примирило и во мне тоже что-то там в глубинах души. А уж когда доступ к зажженному Вечному огню открыли всем, и я встал рядом с ним, погрузившись в его созерцание, я в какой-то момент даже словно бы физически почувствовал это слияние, соединение, «термоядерный синтез» столь разных, а с виду даже непримиримых культурно-исторических пластов: советского и царского (или православного — как угодно его можно называть).

20150718_215222  20150718_215451

Хотелось стоять и стоять тут, любуясь этим Огнем, исцеляющим и глубины моей души, и, как мне показалось в какой-то момент, и саму Душу России. Ведь именно ей сейчас этого более всего и не хватает — ПРИМИРЕНИЯ всех её столь разных исторических периодов. Но стоять долго не получилось, ибо дальше Таинство этого экзистенциального синтеза продолжалось! Дальше там же было не менее «разрывошаблонное» Действо — Крестный Ход от мемориала Славы к непосредственно самой Соловьевой переправе. То есть, еще одно алхимическое Действо, в котором было слито советское и дореволюционное.

20150718_214616

Крестный ход — это феномен, как известно, чисто православный. Древний церковный обычай. Но тут-то, этот самый Крестный ход был куда? Да ведь к МЕСТУ ВЫСОЧАЙШЕГО ГЕРОИЗМА СОВЕТСКОГО НАРОДА, к месту БОЕВОЙ СЛАВЫ СОВЕТСКИХ СОЛДАТ (тех самых людей, чьё поколение, собственно и разрушало православные храмы в 20-х-30-х годах, священников в ГУЛАГ ссылало, и кто сплошь были атеистами). Глядя на всё это, я уже просто в постоянном молитвенном потоке был. Молитва уже всё во мне заполняла, ибо ум уже не мог всё анализировать в привычном режиме из-за тех самых «порванных шаблонов». Крестный Ход пришел на территорию фестиваля, где состоялась глубокая и проникновенная театрализованная постановка — стихи, песни. Все, кто в этой постановке участвовал, словно всю душу вкладывали в каждое слово, очень всё трогало.

20150718_223551

Уже тогда, во время этой программы было ощущение незримого присутствия. Величественного и Строгого. Которое отзывается на этот призыв живых людских душ — призыв, вложенные в песни и слова программы.  Пусть внешне всё происходящее — чисто светская культурная программа, но глубина и настрой всех участников её БЫЛИ СОВЕРШЕННО МОЛИТВЕННЫМИ!

Ибо нельзя понимать феномен молитвы узко — как это, к сожалению у большинства присутствует…
Молитва — это такое же естественное, врожденное качество и свойство души человеческой, как и мышление, память, воображение, радость наконец. Молитва — это не когда человек произносит слова молитвы, это когда у него возникает соответствующий настрой души.

И вот тут, все взрослые и юные участники этой театрализованной программы имели именно такой настрой, попали в него — в большинстве своём, наверное, спонтанно.

Но мне-то эти вещи хорошо видны. И я хорошо видел и чувствовал эту их молитву — молитву, которая настраивала души зрителей на эту же молитвенную волну. В результате чего тут возникало общее поле, общее пространство АНАЛОГИЧНОЕ ЦЕРКОВНОЙ СЛУЖБЕ.

А вспомним-ка: для чего вообще нужна церковная служба? Да ведь для ПРИВЛЕЧЕНИЯ высших, духовных энергий, духовных потоков сюда — в наш мир. Духовный мир очень чуток, он всегда готов прийти — если его приглашают. Но он реагирует не на слова, не на какие-то формальные вещи, типа «эй, приходи» — он реагирует и откликается именно вот НА ПОДЛИННО МОЛИТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ДУШИ.

И уже в зависимости от масштаба, от силы этого молитвенного состояния, откликается бОльший или меньший объем духовного мира…

Когда в церковной службе участвуют много людей, и при этом, многие из них, кроме словесной молитвы, еще и в подлинное молитвенное состояние входят — тогда конечно же резонанс с духовным миром происходит гораздо бОльший, чем при индивидуальной молитве (ну, кроме индивидуальной молитвы святых и преподобных подвижников…их-то индивидуальная молитва по объему резонанса с духовным миром может превосходить даже многотысячную молитву обычных людей)

Для обычного человека, не-святого, не-в-Боге-живущего, для настройки на молитвенное состояние всегда нужен какой-то внешний камертон. Обычно это и есть церковная служба.
Хотя на самом деле, таким молитвенным камертоном может неожиданно явиться что угодно: глубокая музыка, глубокое, проникновенное общение, чтение глубокой литературы, созерцание красоты, в том числе — красоты природы, и конечно же — ЛЮБОВЬ. Любовь во всех её проявлениях — от глаз любимого человека, в которых буквально тонешь, до высоких произведений искусства, в которых авторам удалось отразить подлинную любовь: картины, фильмы, театральные постановки, и даже вот — театрализованные программы, посвященные каким-то высоким смыслам…

И, коли уж зашла речь о содержании молитвенного процесса вообще, надо же еще вспомнить о том, ЗАЧЕМ же нам, людям, в этом нашем зримом, материальном, трёхмерном мире нужен такой резонанс с духовным миром? Зачем нам такой резонанс, такая связь? Зачем на него столько времени тратилось во все времена и во всех культурах, известных в человечестве?

Для любого, кто хоть немного интересовался духовностью, это не секрет. Существует две главные стороны этого резонанса, этого взаимодействия нашего мира и мира духовного: ОЧИЩЕНИЕ наших душ и НАПОЛНЕНИЕ их высшими смыслами. Дело в том, что мы, люди, кардинально отличаемся от всех царств природы, которым не надо задумываться о жизни. Их всех, что называется, по-умолчанию Бог хранит. А вот мы, люди, поставлены в ситуацию ВЫБОРА. И если мы выбираем, скажем, отвернуться от Бога, от духовного мира, то Он в закрытые двери не ломится…предоставляет нас самим себе.

Как известно их писаний св. отцов, Бог, создав человека, Сам ограничил Себя — ограничил Себя нашим выбором. И потому, для того, чтобы мы, люди, имели и защиту, и наполнение смыслом, и вообще — какую-либо гармонию в нашей жизни, мы должны МАНИФЕСТИРОВАТЬ своё желание и свою потребность в духовном очищении и духовном же наполнении. По сути дела, мы, люди, должны манифестировать свою заинтересованность в реализации собственно человеческой программы, ибо кушать-размножаться-наслаждаться — это еще пока только животная программа, а человеческая программа, это всё-таки ПОЗНАНИЕ МИРА, начиная, конечно же с самопознания.

И вот потому различные формы и варианты обращения к духовному миру присутствовали во все времена, во всех культурах, известных в истории человечества.

Очищение и наполнение высшими энергиями и высшими смыслами — вот залог гармоничного существования и развития человечества. Как только этот процесс — очищения и наполнения — по каким-либо причинам нарушается, т.е. становится слабым и неэффективным, то в общечеловеческом бессознательном начинает накапливаться огромное напряжение, ибо начинает искажаться сам СМЫСЛ существования человечества как целого. И тогда, самоорганизация жизни приводит к тому, что эти искажения в бессознательном человечества выправляются через жертву.

Разумеется — не добровольную, а вынужденную.

И человечество приносит эту жертву либо через катаклизмы, либо через войны.

Видящие, Просветлённые всех времен и народов, разумеется, эту фатальную предопределенность человеческой жизни видели. И стремились максимально расширить вовлечение людей в какие-либо духовные процессы — обряды, службы, ритуалы. Причем, если вспомнить, то ВО ВСЕХ духовных традициях ВСЕХ времен и народов, присутствовали этот самый феномен ЖЕРТВЫ.

Даже если взять самую древнюю форму религии — шаманизм — там тоже присутствует этот момент: чтобы договориться с духами, нужно с ними чем-то поделиться, что-то им подарить, т.е. фактически — чем-то им пожертвовать. В более поздних духовных традициях эта тема — тема жертвы — неизбежно присутствует.

К сожалению, со временем все эти эзотерические вещи как бы «замыливаются». Люди теряют суть тех обрядов и ритуалов, которые присутствуют в их религиях, и начинают выполнять эти ритуалы чисто формально. Просто потому, что так заведено. Т.е. если и приносится какая-то жертва, то приносится чисто как обряд — например, из соображений престижа, из соображений типа «быть как все» и т.д.

И тогда принцип жертвы уже не работает. Даже если внешне человек что-то жертвует, КПД такой жертвы — крайне мал.

Зато вот, что касается искажений, которые человек вносит в пространство своими внутренними и внешними, конфликтами, агрессией, жадностью, страстями, эмоциями, хаосом — тут КПД у человека всегда велик. Искажений в пространство обычный, непросветленный человек вносит постоянно — и дённо и нощно. И вот, со временем этот потенциал искажений в психосфере человечества накапливается и «прорывается» на внешний план либо катаклизмами, либо войнами…

И сейчас, в нашем XXI веке, несмотря на весь наш «научный апломб», важность, скепсис — ЭТА СИТУАЦИЯ НИ НА ГРАММ, НИ НА МИЛЛИМЕТР НЕ ИЗМЕНИЛАСЬ!!!

Ждать осмысления всего этого со стороны современной науки — ну никак не приходится. Современная наша наука давно превратилась своего рода в глобальную секту «циников-отрицателей». Эта глобальная секта настолько фанатично верит в свои «богоотрицающие» догматы, что является сейчас одним из самых главных факторов снижения интенсивности обмена между миром материальным и духовным. С одной стороны современная наука постоянно создает все больше и больше опаснейших технологий (прежде всего — военных), с другой стороны — отрицает какие-либо духовные «ограничения» в плане создания и распространения этих технологий.

В результате прошлый век ознаменовался огромным количеством войн! А ведь это ни что иное, как там самая ВЫНУЖДЕННАЯ ЖЕРТВА, которую пришлось заплатить человечеству за то, что его «интеллектуальная элита» фанатично верит в бездуховность, фанатично отрицает Бога и духовный мир…

И вот сейчас, когда человечество снова балансирует на грани очередной мировой войны, особенно важны, особенно актуальны ПОДЛИННЫЕ МОЛИТВЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ, особенно — коллективные, когда люди в едином внутреннем устремлении обращаются к чему-то ПОДЛИННО СВЯТОМУ.

И не важно — какова внешняя форма этого Святого: хоть это религиозная форма (церковная служба), хоть это светская форма (например, вот обращение к Великому Подвигу предков). И вот здесь, в течение этой театрализованной программы, я увидел именно такое подлинно молитвенное состояние как участников программы, так и зрителей её. И коли оно так получилось, СРАЗУ возник тот самый резонанс с духовным миром. Это началось с того, что я вдруг всей, что называется, своей кожей, явственное ощутил, что людей здесь сейчас присутствует НАМНОГО БОЛЬШЕ, чем я это вижу физическими глазами вокруг.

Здесь — совершенно однозначно — было присутствие тысяч и тысяч душ людей, кто принес здесь Великую Жертву во имя Родины. России. И совершенно не важно, что в тот роковой 41-й она звалась Советским Союзом. Россия была всегда, а одеяния её, внешние одежды — вторичны. И только Ей, России-матери, мог наш народ принести ТАКУЮ жертву. И не важно какой национальности были те, кто здесь сражался, ибо Россия — широкая душа, как известно, она с одинаковой материнской любовью принимает и казаха, и якута, и грузина, и узбека, уж не говоря об украинцах с белорусами, которые суть такие же русские, как и жители орловской или нижегородской области.

Моя внутренняя молитва наполнилась какими-то величественно-торжественными тонами. Я внутренне словно бы снова, как в юности, оказался на этом Посту — Посту№1 — Посту нашей Священной Памяти. Памяти о той Великой Жертве советского народа, которая по масштабам своим абсолютно сопоставима с Жертвой в глубочайшем христианском смысле этого Явления.

А потом началось, пожалуй, наиболее впечатлившее меня Действо фестиваля. Это было глубоко сакральное, проникновенное, глубоко-мистическое Таинство под названием «Свеча памяти», когда во-первых, плот с большим количеством горящих свечей, выложенных в виде Пятиконечной Звезды опускается в воду Днепра.

 200715-423

…а во-вторых, сотни маленьких плотиков с зажженными свечами пускают в Днепр присутствующие люди…

200715-424

Завораживающе красиво…

svecha-1

Проникновенно.

121211_600

Со сцены доносится прекрасная музыка.

svecha-2

Ночная гладь реки становится похожа на звёздное небо.

svecha-5

И глядя на это действо, этот ОБРЯД, во мне произошло новое открытие, новое Откровение по части того ПРИМИРЕНИЯ различных — столь разных — периодов в истории России, которые мы сейчас имеем. Ведь что такое сакральный обряд на лоне природы?

Да это ничто иное, как ДОХРИСТИАНСКИЙ САКРАЛЬНЫЙ ОБРЯД!!! Обычно этот дохристианский период истории Руси называют языческим, хотя это название не совсем верное, ибо происходит исключительно из христианской картины мира, а точнее даже — из христианско-догматической картины мира. А, как известно, в этой картине мира ко всему дохристианскому периоду в истории человечества отношение, мягко говоря весьма некорректное. Да, несомненно, весть Христа — это самая великая духовная весть, когда-либо дававшаяся миру. Но огульное отрицание и даже нередко очернение всей духовной истории человечества, часто сквозящее в христианской догматике — совершенно некорректно!
И потому термин «язычество» имеет такой вот неверный внутренний посыл и неверное наполнение.

Ныне этот период в истории России называется по-разному (ибо эта тема еще совершенно не устоялась и даже не принимается современной исторической наукой).
Чаще всего этот период называется «родноверским» или «ведическим».  Как известно, в дохристианский период, наши славянские предки верили в целый пантеон богов и божеств, главным из которых был бог Род. Но главное, что надо тут сказать — все боги славянского пантеона были тесно связаны с СИЛАМИ ПРИРОДЫ. Даже самое слово «природа» означало тесную связь с Верховным Божеством — Родом. Все славянские боги являлись проявлением и выражением этих сил природы.

А сама Природа являлась своего рода одним большим храмом. Славяне постоянно общались с силами природы, считали ей живой и слышащей. А все сакральные обряды, все службы, разумеется, проводились именно среди природы, где обязательно присутствовали все её четыре основные стихии: огонь, вода, земля и воздух. И точно так же все сакральные праздники славян были связаны с природой, с годовым циклом природы.

И вот, глядя на эти свечи, которые люди соединяли с водой Днепра, я вдруг очень явственно ощутил, НАСКОЛЬКО ПРИРОДА УЧАСТВУЕТ ВО ВСЕМ ПРОИСХОДЯЩЕМ!!! Природа совершенно однозначно СОТВОРИЛА с людьми этот обряд: эта удивительная тишина, этот мягкий, словно бы бережный, нежный ветерок, трепетный, чтобы не нарушить пламя этих маленьких свечей. Природа словно бы ВНИМАЛА действиям людей.

svecha-4

И теперь всё происходящее окрасилось для меня еще одним тоном — тоном какой-то нашей русской, славянской ИЗНАЧАЛЬНОСТИ, ИСКОННОСТИ — откуда, собственно мы и имеем все те атрибуты «русской души», которые так хорошо знаем с детства — широта, удаль, открытость, веселье, смекалка, творчество, оригинальность, непредсказуемость и т.д.  Все эти качества и свойства русской души, разумеется, существовали задолго до Крещения Руси. Христианство просто по-новому окрасило эту душу, высветило новые её уникальные грани, но САМА эта наша славянская душа к тому времени была уже полностью сформирована.

И получается, что в этом Действе, в этой «акции» (хотя, даже слово-то это западное уже не вязалось с происходящим) — происходило слияние не только советского и досоветского периода, но так же и дохристианского периода истории России. Я просто в трепете был, когда видел это.

Демократический период — нынешний — присутствовал в виде самого формата мероприятия, в современном уровне и качестве его организации. Советский период присутствовал в Священной Памяти о героизме наших предков, сражавшихся тут, на Соловьевой переправе, и отстоявших свободу нашей Родины. Христианский период присутствовал в церковном освящении всего тут происходящего, в Крестном Ходе, в котором все пришли сюда. ​Ведический период присутствовал в обстановке обряда — природа.

Говоря же языком психологии — ВСЕ СЛОИ НАШЕГО ОБЩЕГО КОЛЛЕКТИВНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО ПРИСУТСТВОВАЛИ ТУТ, В ЭТОМ ОБРЯДЕ СО СВЕЧАМИ. Время для меня совершенно остановилось. Я любовался не только внешним свечением этих свечек-звездочек, плывущих по ночной глади святой реки, но и той внутренней красотой, которая сияла вокруг каждого этого маленького огонька.

Аура Благодати осеняла каждую свечку, и в этой Благодати звучал мощный аккорд БЛАГОДАРНОСТИ всех тех жертвенных душ, кто прошел через горнило Соловьевой переправы 70 лет назад — их благодарности НАМ, ныне живущим и несмотря на последние двадцать пять лет «либерального морока», всё-таки СОХРАНИВШИМ И СБЕРЁГШИМ память об их Великой Жертве и Великом Подвиге.

Они ВСЕ были здесь — те, кто прошел это Огненное Чистилище 70 лет назад. Этот наш общий порыв, это наше общее богослужение, свершавшееся нашими душами — душами современных живых людей, ПРИЗЫВАЛ сюда всех тех, кто прошел здесь 70 лет назад…и сила нашего порыва была такова, что они слышали, откликались, приходили и благословляли нас, живых и живущих. Мне пришлось сесть, ибо тело было словно каким-то…текучим, что ли…оно превратилось в какой-то поток…волну.

И когда я сел…

Когда я сел на берег, то произошло то, что в таком объеме в последние годы происходило со мной только в Оптиной Пустыни, на оптинских службах — прозрение в Небесную Россию. Только масштаб этого прозрения тут был даже больше, чем в Оптине. Огромный объем открылся вверху, в ночном небе, точнее даже, НАД ночным небом. Неземной красоты светящиеся струи поднимались от земли туда ввысь. А оттуда — из этой Сияющей Выси ниспадал чарующе-прекрасный Дождь Света, который одновременно и светился, и звучал непередаваемо проникновенной нотой. Этот Световой Дождь заполнял всё пространство людей, и расходился во все стороны — в этот наш земной, суматошный мир XXI-го века — проходя через души всех тех, кто участвовал в этом процессе.

Я видел, что души солдат, погибших здесь, присутствие которых я ощутил еще во время театрализованной постановки, участвуют в этой связи нашего земного Действа и Небесной России. Они — словно как представители Небесной России здесь, в пространстве этого нашего Действа со свечами. Поскольку акция называется «Свеча памяти», то мы, зажигая эту свечу, опуская её в Днепр, внутренне обращаемся к Священной Памяти об этих людях — кто сражался и погиб здесь в войну. Но оказывается за этими героическими и жертвенными душами стоит нечто гораздо большее, именно Небесная Россия стоит, та самая былинная Небесная Святая Русь.

И вот тут я воочию наблюдал тот самый процесс ОЧИЩЕНИЯ И НАПОЛНЕНИЯ, который происходит во время того резонанса с духовным миром, который мы, люди можем создавать своими действиями. И совершенно не важно, что большинство людей ничего «такого» в этот момент не ощущают! Огромный процесс обмена энергией и информацией, смыслами и Благодатью всё равно происходит! Собственно, и на церковных службах далеко не все люди чувствуют какие-то «особенные» состояния и ощущения. Так и здесь..

Я видел, что посредством всей этой последовательности действий, что тут происходит, возникает именно вот такое сакральное пространство, куда могут прийти Высшие Энергии и отсюда распространяться в наш мир. Всё это моё прозрение в Небесную Россию длилось буквально несколько минут. Но до сих пор эти минуты со мной. И теперь — на всю жизнь со мной.

После акции «Свеча памяти» был большой общий костер. У костра было шумно и весело, люди пели песни, словно бы внутренне отходя от того пронзительного таинства, в котором побывали только что. Постояв немного рядом с костром, мы пошли на ночлег, ибо шума не хотелось, хотелось уединения. Сон пришел сразу, несмотря на то, что хотелось очень много чего обдумать и осмыслить.

И с утра мы первым делом отправились в Купель, о которой столько уже были наслышаны. Зашли в Купель. Да-а-а-а! Очень это необычно — видеть три отделения.

20150719_133033

Искупались в «трех водах». Бодрииит! Маша у нас даже три раза по три окуналась! Лично же я пулей окунулся по разику в каждом из отделений, и мне этого было уже вполне. После купели поднялись на второй этаж, в часовню.

20150719_133901

Очень светлая там атмосфера, в этом маленьком храме-на-воде. Даже уходить не хотелось.  Но на закрытии фестиваля побывать мы всё-таки хотели, и потому, побыв немножко в часовне, пошли на территорию фестиваля. Поприсутствовали на закрытии. Пообщались с народом. И как наконец-то смогли лично пересечься с отцом-основателем всего этого масштабного мероприятия, этого фестиваля — главой администрации Кардымовского района Смоленской области Олегом Ивановым.

20150719_121037

Он оказался на удивление живым, общительным и интересным собеседником. Мы от души поблагодарили его за всё то, что он тут организовал.  Разумеется, ВСЕГО того, что я тут увидел и пережил, я рассказать ему никак не мог. Он — человек явно вполне рациональный, крепко стоящий на ногах, от эзотерики далёкий, настоящий служивый человек,государственный деятель. Я даже и не пытался заводить разговор о том, что выходит за рамки общепринятой картины мира. Но и того, что тут было видно земным зрением — достаточно для высказывания многих-многих слов восхищения и благодарности.

20150719_121154

Олег Вячеславович же сказал, что всё это — только еще начало. И мемориал Памяти, и фестиваль Соловьева переправа — всё это будет и далее развиваться. Планы у них тут — масштабные. Он рассказал нам вкратце об этих планах и предложил зайти на официальный сайт Соловьевой переправы, где всё-всё есть — и про само это место в исторической перспективе, и про Мемориал, и про фестиваль, и главное — про Проект создания здесь грандиозного Мемориального комплекса — комплекса международного масштаба.

Соответственно, масштаб самого фестиваля, его программа, будут тоже расти и расширяться — хотя все основные уже существующие «перлы» — концерты патриотической песни, Крестный ход, театрализованная программа, акция «Свеча памяти» и т.д. — всё это останется уже навсегда. Мы оживленно говорили, Олег Вячеславович отвечал на вопросы моих спутников, а я ловил себя на мысли, что моя вера в Россию словно бы как-то еще более укрепляется, обретает какое-то более существенное основание. Ибо еще один «шаблон», усиленно насаждаемый «либеральной нечистью», у меня благополучно порвался: оказывается всё-таки российское чиновничество не такое уж и «мёртвое», не такое уж и бесперспективное в плане развития страны.

Вот же он передо мной — человек, собственно и называющийся этим, столь неоднозначным для слуха, словом «чиновник». И вот он смог создать ВОТ ТАКОЕ! А ведь ТАКОЕ в одиночку ж не создашь, такое только с командой можно создать. И про сотрудников своих, кто всё это вместе с ним создал и кто собственно занимается всеми реальными организационными хлопотами, Олег Вячеславович в разговоре упоминал не раз. Весь этот фестиваль они создали действительно С НУЛЯ, сами придумали концепцию, написали программу, нашли финансирование — как государственное, так и частное. И люди в них поверили, именно в них — в эту вот команду, ибо ведь, известно же, что сколько бы денег не было вбухано в какой-то проект, но если он делается чисто формально, чисто «по службе», без РЕАЛЬНОГО вложения души — никогда вот такого чуда не получится.

А тут… Тут было чудо! А значит, тот, кто всё это организовывал — реально сюда душу вкладывал…не лукавил. И получается (это уже если снова мистику взять во внимание), что когда люди именно с душой организовывают такие вот мероприятия, посвященные чему-то святому и священному, тогда-то духовный мир и может сюда приходить и очищать наше пространство. Другими словами, тем людям, кто это организовывает, самим по себе совсем и не обязательно быть эзотериками, мистиками, видящими — им вполне достаточно ПРОСТО ЧЕСТНО, С ДУШОЙ ДЕЛАТЬ СВОЁ ДЕЛО. ​И тогда это мероприятие САМО уже привлечет к себе энергии духовного плана. Впечатленные и вдохновленные, с полной уверенностью, что приедем сюда через год на следующий фестиваль, мы тронулись в обратный путь. Доверились Яндексу, и он повел нас по неказистым местным дорогам, не всегда ровным, но зато по очень живописным местам. Денёк снова был очень светлым, солнечным, и смоленская земля щедро напитала глаза красотой.

smol_land_01

А вот мой пост в ЖЖ об этом нашем опыте. Там есть не менее интересные, живые, информативные комментарии.

По материалам блога Алексея Галкина

Поделиться:


Добавить комментарий

Войти с помощью: